Гончарный промысел в Ковровском уезде

Народный промысел "Ковровская глиняная игрушка", современная история которого ведет отсчет с 1993 года, возрождался на основе глубоких исторических традиций.
Ковров, получивший статус уездного города в 1778 году, относительно молод. Однако первые поселения появились на территории современного Ковровского района еще задолго до начала нашей эры. В те далекие времена в здешних лесах в изобилии водились медведи, лоси, олени, кабаны, куницы, соболя, белки, дикие козы, в реках и озерах - лосось и форель. Именно удивительная и прекрасная природа этого края и привлекла сюда человека.
Коренным населением Ковровского края была одна из финно-угорских народностей - меря. Жили меряне небольшими группами, преимущественно вдоль рек, занимаясь земледелием и скотоводством. Постепенно на земли мерян из Новгорода и Киева стали продвигаться славяне, и уже к началу XII столетия они составили здесь большинство населения.
С давних пор на берегах реки Клязьмы, богатых месторождениями уникального природного материала - красной и голубой глины - широко развивался гончарный промысел. Об этом свидетельствуют результаты предпринятых в 1925 году археологических исследований в Ковровском районе. При раскопках городища Кляземский городок, на месте которого находился древний город Стародуб-Кляземский, было обнаружено 135 черепков гончарной и лепной посуды XII - XVI столетий. Проводивший раскапки Стародуба директор Владимирского краеведческого музея А.А. Иванов мог с уверенностью констатировать, что "гончарное производство пережило здесь длительный процесс развития". Наряду с глиняной посудой, местные мастера также традиционно изготавливали игрушки: свистульки различных форм, фигурки, изображавшие людей, животных и птиц. В своем отчете о проведенных работах А.А. Иванов описывает одну из таких фигур: "Головка глиняной статуэтки, изображающая простолюдина ("холопа") - в высокой шляпе типа войлочных с отогнутыми полями; профиль лица, осадка головы схвачены необыкновенно рельефно и живо. Высота головки - 4 см., окружность полей шляпы - 9 см. Статуэтка, от которой сохранилась головка, слеплена была, несомненно, руками местного мастера не позднее XVI в. и служила детской игрушкой".
Новое развитие гончарный промысел на территории Ковровского уезда получил во второй половине XIX века. Способствовали тому расширение торговли и обновление технического процесса: изделия начали изготавливать из голубой глины, затем обливая ее суриком; красная же глина, предпочитавшаяся мастерами прошлого, стала употребляться исключительно для выделки дна посуды или в качестве связующего вещества. В этот период, как и в прежние времена, игрушки изготавливались небольшими партиями в дополнение к производству посуды и, как правило, не отличались высокими художественными достоинствами. В ту пору ковровской глиняной игрушке не суждено было встать в один ряд с лучшими художественными промыслами России: предназначенная для удовлетворения невзыскательных вкусов крестьян или городских мещан, она на протяжении XIX - начала XX веков не выходила за границы Ковровского и других сопредельных уездов Владимирской губернии.
И лишь столетие спустя, в конце XX века, возникли условия для возрождения на Ковровской земле традиционного промысла и обретения им, в буквальном смысле слова, нового качества и новой жизни.
(Подготовлено на основе исследований ковровского краеведа Николая Фролова)

Керамика городища
(по материалам раскопок А.И. Иванова в древнем городе Стародуб-Кляземский, 1925 г.)

...Всего при раскопках городища найдено 135 черепков гончарной посуды. На основании изучения материала, техники обработки и орнамента, мы считаем возможным разделить их на четыре группы.
Первую группу составляют бережковые черепки (всего 3), сделанные из красной глины с большой примесью кварцевого песка, причем в одном черепке крупные песчинки в значительном количестве выступают из массы стен наружу и придают поверхности шероховатый и грубый вид. Черепки весьма хрупки на излом и совершенно черные, что свидетельствует о примитивном способе обжига на костре или в закрытой печи. (Один черепок был подвергнут нами вторичному обжигу в мастерской местного гончара и получил совершенно красный цвет - пим. авт.).
Выработка велась, повидимому, от руки или на каком-то первобытном ручном станке, так как стенки сохранившихся фрагментов не везде равны. Верхние края (бережки) несколько утолщены, едва заметно отогнуты и имеют прямой обрез; шейки выражены слабо; выпуклостьбоков незначительна; орнамента нет. Судя по кривизне черепков, сосуды имели довольно широкие горла и отличались средними размерами. Толщина стенок двух черепков - 0,4 см., одного - 0,7 см.
Ко второй группе относятся черепки, совершенно сходные с первыми по материалу и степени обжига, но отличающиеся некоторыми деталями в обработке. Черепков этой группы насчитывается 19. Они все носят несомненные следы гончарного круга. Верхние края в большинстве круглые и слабо утолщены легкой складкой; обрез прямой. У некоторых черепков бережки плохо обработаны и имеют незначительный отгиб. У других края отогнуты под тупым углом к горлу, у третьих - под прямым углом. Шейки довольно высокие и выражены сильно; боковые стенки - выпуклые; плечи почти отсутствуют, только у двух черепков они выступают настолько круто, что придают сосудам амфоровидную форму. Орнамент имеется только на 5 черепках: на одном он нанесен палочкой в виде беспорядочно расположенных грубых точек, а на четырех состоит из одного или двух поясков волнистых линий, помещенных немного ниже горла. Судя по черепкам, сосуды имели в большинстве довольно крупные размеры. Толщина стенок колеблется между 0,4 - 0,7 см. Днища плоские.
Черепки третьей группы характеризуются особенностями отделки бережковой части. Все они имеют резко отогнутый край наружу, иногда под острым углом к горлу, причем на месте плечиков идет желобчатая выемка, сделанная лопаточкой и образующая при пересечении с крутыми боками острое ребро. У некоторых черепков желобок украшен волнистым орнаментом. По материалу и степени обжига черепки этой группы сходны с предыдущими. Только в четырех случаях наблюдается тонкая красная прослойка с внешней и внутренней стороны, свидетельствующая о некотором прогрессе в технике обжигания. Всего черепков описанного типа добыто 27. Судя по ним, можно предположить, что сосуды удерживали прежние формы и размеры. Толщина стенок от 0,4 до 0,8 см.
В четвертую группу входят черепки иной техники и иного состава по сравнению с описанными выше. Они сделаны из красной и желтой глины без всякой почти примеси песка, прекрасно обработаны и отличаются весьма хорошим обжигом. Некоторые из черепков довольно значительны по размерам и дают отчетливое представление о формах и величине сосудов. В большинстве сосуды имели форму обычных горшков средней величины; диаметр зева колеблется между 15 - 20 см., верхние края отогнуты кругло или едва заметно, край одного черепка был совершенно почти прямой. Шейки выражены слабо, иногда обозначены простым желобком, сделанным лопаточкой; плечи отсутствуют; бока выступают весьма сильно; днища толстые, плоские и имеют по краю глубокий рубец, служащий подставкой; толщина стенок 0,4 - 0,7 см. Орнамент, если находится на сосудах, расположен исключительно по верхней части боков и состоит из прямых горизонтальных линий. Всего черепков описанной группы добыто при раскопках - 86.
Предложенный обзор фрагментарных остатков глиняной посуды Кляземского городища показывает, что гончарное производство пережило здесь длительный процесс развития. Точной хронологической классификации керамики городка не удалось установить, так как культурный слой, в котором она залегала, оказался сильно потревоженным. Можно только полагать, что находки керамических изделий обнимают период XII - XVI в.в.

Примечание:
Алексей Иванович Иванов (1890 - 1976) - уроженец с. Смердово Ковровского уезда. Историк, краевед. товарищ председателя Владимирского губернского научного общества по изучению местного края (1-я половина 20-х годов); первый директор Владимирского губернского музея (1921 г.). Работая в этой долности, "...вместе с несколькими сотрудниками музея он проделал огромную работу по обследованию усадеб, церквей, монастырей Владимирской губернии, взял на учет и охрану исторические памятники, организовал сеть музеев в губернии" (Максимова Н.Д. Первый директор владимирского музея // Рождественский сборник. Вып. III. Ковров, 1996. С. 108 - 111).
Автор трудов по истории края, музеологии, археологии, в частности, работы "Клязьменский городок, бывший удельный город Стародуб", опубликованной по результатам археологических исследований на территории Ковровского уезда (1925); книги "Город Ковров в прошлом и настоящем. Краткий краеведческий очерк" (Издание Ковровского Уисполкома, Ковров, 1928).